NSK-YachtsСтатьи и обзорыЯхта «Maltese Falcon»

Яхта «Maltese Falcon»

Яхта «Maltese Falcon» – необычная мегаяхта, ставшая воплощением сумасшедших фантазий ее владельца Тома Перкинса.
Множество людей считали проект этой яхты чистым безумием, в один голос заверяли, что он заранее обречен на провал. Однако они плохо знали ее будущего владельца Перкинса, американского миллиардера, и появление его творения на выставке в Монако стало событием величайшего удивления и реальным примером тому, чтоб достигать своих целей несмотря ни на что.


Том Перкинс, как было сказано ранее, - американский миллиардер, совладелец компаний “Perkins”, “Kleiner”, “ Caufield & Byers”. Он известен своей склонностью к риску в финансовых делах, она же проявилась и в разработке яхты.

История
Эта идея зародилась 12 лет назад, когда компания “Perini Navi” получила заказ на создание 88-ти метровой парусной яхты. Когда строительство корпуса было окончено, заказчик отказался от собственного проекта. Корпус, покрытый одним слоем кроеной краски, одиноко стоял на итальянской верфи “ Yildiz Gemi ” в Стамбуле.


Лишь по прошествии шести лет ожидания об этом корпусе узнал Том Перкинс, который оценил его по достоинству. «Я всю жизнь хотел иметь судно с автоматизированным прямым вооружением», - заявил он  однажды. Том обратился в “Perini Navi” с просьбой предоставить ему чертежи проекта, но после того, как его просьба была удовлетворена, он понял, что разобраться там не под силу никому. Он тоже хотел отказаться от проекта, но вовремя подоспевшая идея от известного Джерри Дийскстира подала ему новую пищу для размышлений – проект “ DynaRig”, и к счастью эта идея пришлась ему по душе.


Проект “DynaRig” берест свое начало с 60-х годов из Германии. Это был правительственный заказ. В те времена страна переживала топливный кризис, и необходимо было найти приемлемые способы по его экономии. Как выход из положения, была представлена идея инженера-гидравлика Вильгельма Прельса, в которой предлагалось использование прямого парусного вооружения, которое давало судну дополнительную движущую силу. Но для воплощения этой идеи Вильгельму Прельсу доводилось работать с материалами, которые были доступны в эпоху парусных судов, и если тяжелые стальные мачты моторные суда могли выдержать, то для парусных яхт их применение было недопустимо. Однако в начале ХХI века ситуация несколько изменилась. Появились высокопрочные композитные материалы, которые, наряду с высокоточным компьютерным оборудованием, позволили воплотить идею Прельса в жизнь.
Так, Том Перкинс уговорил первоначального заказчика Фабио Перини не продавать корпус, после чего направился в Голландию на встречу с Джерри Дийкстиром. Перкинс уже был знаком с проектами Дийкстира, такими как ретро-классические яхты «Windrose», «Adele», а также с его реставрациями яхт «Valsheda» и «Adela». На встрече они еще раз обсудили проект Дийкстира, и Перкинс дал добро на его выполнение. Но после того, как проект был подписан, Перкинс ушел, Дийстирра сконфузился и невзначай обронил: «Боже мой, как мне быть?!». Уже тогда он прекрасно понимал объем работ, который ему предстоит сделать.

Мачты и паруса

Несмотря на изначальное негодование Джерри Дийкстирра, дело сразу сдвинулось с места, и тогда Том Перкинс переключил свое внимание на второстепенные задачи. Ему нужно было найти подрядчика на создание сложного углеволоконного рангоута. Вышеупомянутая компания “Perini Navi” от этого дела отказалась, так как им не доводилось ставить даже самые обычные углеволоконные мачты. Тогда Перкинс снова пошел на риск, и нанял перспективного специалиста из молодой британской кампании “ Insensys ” Деймона Роберте. В прошлом Деймон – глава компании, специализирующейся на производстве углеволоконных мачт “Carbospars”, он обладал достаточным опытом, чтобы помочь Дийкстире в изготовлении рангоута, способного выдерживать большие нагрузки вплоть до 18 млн. Нм.


«Сперва мы построили уменьшенную модель с ручным управлением систем сворачивания парусов» - рассказывает Роберте. «Затем сделали модель на радиоуправлении, и проверили, сможет ли судно маневрировать. После чего мы продули в аэродинамикой трубе копию рангоута в масштабе 1:40, а также сделали уменьшенную копию секции мачты и проверили ее на прочность. Эти исследования дали нам возможность снять значения нагрузок, которые сможет выдерживать рангоут без потери маневренности судна».


После серии тестов, результаты которых полностью оправдали ожидания, началась разработка секции мачты в реальных ее размерах, чтобы уточнить работу системы сворачивания парусов. Строительство велось на протяжении долгих месяцев, в процессе которых воплощались новые технические решения. Изначально планировалось использовать электронную систему контроля пяти лебедок для каждого паруса: четырех лебедок для разворачивания, и одной – для сворачивания, однако потом она показалась чересчур сложной, и была разработана электромеханическая системе, которую в результате и применили. На создание трех мачт потребовалось множество усилий и времени, а именно – 200 тыс. часов.


Столь необычным парусам оставили обычные названия: марсель, грот, стаксель, брамсель, но сама система прямого парусного вооружения была модернизирована. Паруса каждой мачты этого проекта были объединены в одну систему и действовали как единая аэродинамическая колона. В результате получилась система, которая обладает повышенной эффективностью, так как ее мачты создают высокую турбулентность. Сворачиваюсь, паруса наматываются на оси внутри мачт, на которых закреплены по шесть рей, выполненных из углеволокна и закрепленных на кронштейнах в двух метрах перед ней.


Каждую мачту в вертикальном положении удерживают два подшипника диаметром в 1,4 метра, которые позволяют ей вращаться на 180°. Чтобы мачты не изгибались, создатели закрепили их на плавающие подшипники, контролируемые датчикам деформаций. Положением мачт можно управлять с мостика при помощи блока управления парусами. Он представляет собой панель с четырьмя экранами. Первый, главный экран – экран безопасности рангоута. На нем отображается яхта в продольном разрезе, а по центру каждой их мачт проходит шкала, похожая на столбик термометра, которая показывает величину скручивающего и изгибающего моментов, снятые с датчиков деформации. Также на нем можно увидеть показатель движущей силы, выраженный в процентах и соотношение движущей силы и кренящим моментом от парусов, которые учитываются при быстром перемещении яхты, особой скоростью которая, впрочем, не обладает. При помощи двигателей «Maltese Falcon» способна разогнаться до 19,5 узлов, на парусах – до 20 узлов, при скорости ветра в 28-30 узлов.


Интерьер
 Тому Перкису не понравилась надстройка изначальной модели, и он решил создать новую. Ему не довелось долго рыскать в поисках исполнителя, он поручил ее старому знакомому, британскому дизайнеру Кену Фрайфоху, с которым работал над рефитом «Atlantide». Перкинс положился на него, как на талантливого проектировщика, и тот оправдал его надежды. По словам Фрайфоха, у него сразу родилось четкое представление о внешнем виде и общем стиле яхты. Всем было очевидно, что помимо высокой технологической составляющей и внешнего вида, интерьер яхты тоже должен быть соответствующий. Так родились, уверенные линии, широкие окна без перемычек, жалюзи для маскировки вентиляционных вытяжек, дефлекторы и съемные панели надстройки. Вся яхта пропитана оригинальными решениями привычных задач.


Фрайфох задумал надстройку небольших размеров, так как сам корпус имел в себе достаточно места, чтобы в нем поместилось все, что было нужно Перкинсу. Как владелец том Перкинс, так и дизайнер Кен Фрайфох точно знали чего хотели, поэтому концепция интерьера была разработана за один день. Однако, несмотря на столь короткие сроки разработки, дизайн этой яхты до сей поры являет собой мечту многих бизнесменов всего мира.


В центре яхты располагается атриум с винтовой лестницей. Она соединяет нижнюю палубу, на которой находится каюта капитана и четыре каюты для гостей с вестибюлями главной и мостовой палуб. Полы имеют стеклянную основу, поэтому атриум прозрачен сверху-донизу. Ступени винтовой лестницы крепятся к верхней стенке лестничной шахты и кажется, будто они висят в воздухе. Позади атриума находится главная палуба, на которой возведен салон во всю ее длину, впереди атриума – читальный зал и кабинет, а на носу палубы – столовая во весь бимс. Палубное крепление мачты поддерживает скульптура паука. Навигационные огни выполнены в стиле автомобилей марки Ferrari. Сиденья перед мостиком имеют по несколько опорок из нержавейки, а пятиметровый обеденные стол, напротив, имеет единственную, но крепкую подпорку из углеволокна.


Палубой выше расположена VIP-каюта для владельца, из которой легко попасть в рулевую рубку. К каюте примыкает особенная палуба, выход на которую располагается со стороны кормы. Каюты для членов экипажа устроены ближе к носу вместе с камбузом, кают-компанией и кладовой. Вторая кают-компания находится на главной палубе. Остальные помещения яхты служат для определенных хозяйственных нужд.


Расположения палубы вроде бы немного ясно, перейдем же к описанию непосредственно интерьера. Отправной точкой в его создании стала уникальная коллекция современного искусства Тома Перкинса. На стадии разработки интерьера все предметы искусства были помещены в трехмерные модели, которые помогли выявить наиболее удачное расположение местоположение реальных предметов искусства. Коллекция определила дизайн интерьера, в список которой входят полотна Кадзудо Иноуэ , Дика Летема, Карвента, Бартлета, Барибо. Однако в отличие от многих суперяхт интерьер яхты «Maltese Falcon» отнюдь не напоминает апартаменты в Манхэттене или загородную виллу, а выгодно отличается своим уникальным стилем, сочетающим футуристические фантазий, навеянных создателям впечатлениями от высокотехнологичного рангоута яхты.


Касательно салона, тот имеет форму квадрата со сторонами в 9 метров. Несмотря на относительно малую площадь, он спроектирован так, что в его стенах, казалось бы, еще немного и ощущение простора воспринимается всеми пятью органами чувств. Более того, если учесть присоединенные к нему отсеки столовой, читальной комнаты, атриума, общая длина составит 22 метра, а если вспомнить о кормовой палубе, отделенной от салона 6-ти метровыми стеклянными дверьми, тогда длина будет еще больше. В открытом море это выглядит очень эффектно, так как вид за кормой простирается аж до самого горизонта. Посреди салона расположен круглый кофейный столик, который окружен диванами из мягкой красной кожи. Сидя в них, невольно возникают ассоциации с дорогими классическими автомобилями. Впрочем, это не уверительно, ведь Том Перкинс питает к ним величайшую страсть. Кстати, если нажать кнопку под столиком, из-под него появится нежно-голубой Bugatti, правда выполненный из фарфора.


В столовой, расположенной ближе к носовой части яхты установлен стол со столешницей из кожи и стекла. Стол держится на единственной опоре, несмотря на то, что его длина достигает 5-ти метров. Напротив стола красуется стеклянный стеллаж для вина. Освещение реализуется с помощью иллюминатора на потолке, который закрывается по принципу диафрагмы в объективе фотоаппарата.


К каютам можно попасть через вестибюль, который сам по себе является чудом произведения талантливого дизайнерского ума. Проход из орехового дерева со старинными картами на стенах заставляет почувствовать себя очевидцем чего-то невероятного. Сами гостевые каюты расположены по обеим сторонам этого прохода. Между каютами с каждой стороны прохода имеются двери, и при желании всегда можно объединить две каюты в одну. Двуспальные кровати убираются в стену, а на их месте появляются диваны.
Некоторое внимание следует уделить мастерской. В интерьере этой комнаты главным образом присутствуют предметы искусства, которые заполняют буквально всю комнату. Напротив большой спальной кровати висит картина художника Каривиарта «Красное», а в изголовье кровати картина Ротерта Барибо. Быть может, описание этих картин не является столь важным в данной статье, но если вы знаете вышеупомянутые полотна, это, несомненно, добавит образов вашему воображению.
Из гардеробной можно попасть в ванные комнаты, полы которых выложены черно-золотистым мрамором. В одной из двух комнат расположена массивная душевая кабина, в другой – не менее массивная спа-ванная.


Также здесь имеется спортивно-оздоровительный центр, который можно найти возле каюты владельца. На нем установлено самое что ни на есть совершенное оборудование, включая две паровые камеры для сушки, в которую человек помещается целиком, оставляя снаружи только голову.


Первоклассной эргономикой и высоким чувством стиля не обделен и мостик. Он может похвастаться как детально продуманным дизайном, так и дорогостоящим оборудованием. Панели управления, о которых мы говорили в самом начале статьи, состоит из плоских экранов, которые, кажется, висят в воздухе. Лестницы справа и слева от борта ведут в фойе, откуда легко можно попасть в машинное отделение. Ведь в этой яхте главное не пара двигателей, мощности которых, к слову, не хватает для яхты такого размера, но опора бизань-мачты. Оказавшись в машинном отделении, невольно вспоминаешь, что находишься не на обычной моторно-парусной яхте, а на настоящем паруснике – легендарном воплощении несбывшихся надежд ее прошлого владельца и доказательстве того, что Большинство тоже может ошибаться.